Панические атаки

                                                                                                                                                                                                                                                       Страх смерти означает страх жизни.

                                                                                                                                                                                                                                                                                         Фредерик Пёрлз

Паническая атака, или приступ паники можно определить как неожиданную вспышку острого страха, обычно сопровождаемую рядом физических симптомов(сердцебиением, учащенным пульсом, дрожью в руках и теле, головокружением, ознобом, тошнотой, болью в животе и т.д.) и мыслями о смерти. Продолжается он от 2-х минут до получаса, но страдающему человеку это время кажется вечностью. По прошествии приступа человек ощущает себя оглушающе слабым и совершенно разбитым.

Чаще она возникает совершенно внезапно, без каких-либо на то оснований и видимых причин, что у переживающего ее человека  вызывает еще более острое беспокойство.           Паническая атака начинается с выброса в кровь надпочечниками гормона адреналина. Только опасность в данном случае — мнимая и существует только в нашем воображении. Сосуды сужаются, и сердце, для того чтобы доставить кровь с кислородом на периферию, вынуждено биться чаще. Чем уже сосуды — тем чаще.

Человек может спокойно ехать в машине и вдруг почувствовать, как его сердце резко забилось, в глазах потемнело, а лоб покрылся испариной. В этот момент ему кажется, что мир вокруг обрушивается, и он полностью теряет контроль над ситуацией. Обычно после таких приступов сразу обращаются к врачу, но ответ обескураживает: «С вашим организмом все в порядке». После подобных результатов многие начинают думать, что сходят с ума.

Паническая атака когда-то случается в первый раз. Тогда она это еще не она, а просто сильный испуг или стресс. Выброспаника2 адреналина «помогает» человеку, как следует, запомнить травматичные обстоятельства и его ощущения при этом. После чего он начинает с хорошей регулярностью воспроизводиться, расширяя свой ареал. Например, если он первый раз застрял в лифте, то услужливое воображение может воспроизвести эту ситуацию по какому-то признаку в любых других обстоятельствах, ассоциирующихся с первоначальной травмой, например, в замкнутом пространстве вагона метро или на высоте. При этом в прошлом есть какой-нибудь травматичный эпизод, связанный с угрозой для жизни. Либо  в детстве человек тонул, либо попадал в серьезную автоварию, либо откуда-нибудь падает и что-нибудь себе ломает. В любом случае он очень сильно пугался, а если тонул, то еще и задыхался при этом.

У людей, переживших приступ паники не один раз, может развиться паническое расстройство. Паническое расстройство характеризуется неоднократными приступами паники в сочетании с серьезными изменениями в поведении в виде фобического избегания или постоянной тревоги и страха повторения панической атаки.

Тревожное ожидание панической атаки характеризуется тем, что вместо того, чтобы чувствовать себя спокойно и расслабленно в промежутках между паническими атаками, Вы испытываете беспокойство и тревогу. Эта тревога возникает из-за страха и предчувствия следующего приступа паники. Этот «страх страха» возникает в большинстве случаев, и он серьезно нарушает жизнедеятельность и эмоциональное состояние.

Фобическое избегание  определенных ситуаций основано на убеждении что те ситуации, которые человек избегает, вызвали его предшествующие панические атаки. Либо он может избегать ситуаций и мест, в которых помощь будет недоступна в случае приступа паники. Крайний случай фобического избегания – это агорафобия.

На самом деле паническая атака является прямым отражением  нашего внутреннего состояния. И возникает она неожиданно, без видимых причин именно потому, что мы упорно не хотим  это свое состояние осознавать и принимать. Приступ похож на внезапный прорыв дамбы нахлынувшей водой, где  дамба – это граница между тем, что мы осознаем и чувствуем в сознании — и зоной бессознательного, а вода – энергия наших чувств, которая выплескивается таким  причудливым образом.

Пик проявления панических атак  в большинстве случаев происходит  между поздним созреванием и 35 годами жизни.   Не случайно многие психологи отмечают, что чаще всего они случаются в  период важных перемен в жизни.

Это время соответствует  процессу  отдаления от семьи родителей и  становлением личной независимости.  В такой  момент  самым важным является  поиск новых социальных и аффективных «принадлежностей»  и одновременное  отстранение от предыдущих, что  несет с собой полную перестройку  личных связей, собственного безопасного поля, и помещает человека в зону одиночества  и  уязвимости.

Интересно, что очень часто паническими атаками страдают абсолютно независимые и самостоятельные люди, жизненная позиция которых является следствием  воспитания, при котором ребенку явно или неявно давали понять, что  он не может рассчитывать на помощь родителей и должен опираться только на себя. Такой подход к жизни может быть очень полезным, но он не срабатывает в тех ситуациях, в которых человек сталкивается с собственным бессилием, так как в этом случае он теряет свою главную опору.

Именно чувство отсутствия опоры и вызывает панические атаки. Что такое опора для человека? По сути, это та основа, почва, отталкиваясь от которой он может проявлять себя, делать осознанный выбор, взаимодействовать с другими, добиваться нужных результатов и менять свою жизнь.

Это  уверенность в себе и своих силах, сформированная в детстве,  поддержка, которую мы получаем от наших близких, друзей и семьи, чувство единства с другими людьми (на почве общих интересов, взглядов, религии, национальности и т.п.) и наш опыт личного преодоления трудностей, наши представления о собственных знаниях, способностях и талантах.

Можно сказать, что человек, не ожидающий помощи или утешения от других людей, не уверенный в своих силах, знаниях, способностях и талантах, игнорирующий и избегающий столкновения собственными чувствами (страхами, опасениями, тоской, печалью, злостью)   в трудной жизненной ситуации будет иметь практически стопроцентную предрасположенность к возникновению панических атак.

Важным моментом является то, что человек  не контролирует внешние обстоятельства, и он не в состоянии совладать с своим телом, т.е. теряет контроль и над ним.

Тема потери контроля — важная психологическая составляющая, которая присутствует у всех  панических страдальцев.паника1 Второй болезненный мотив, на фоне которого легко развивается паническая атака, — это страх смерти.

Начнем с ситуации потери контроля.

Впервые ребенок сталкивается с этим в раннем детстве — в возрасте от полутора до трех лет, когда он начинает осознавать свое тело, когда он приучается напрягать или расслаблять самые разные мышцы и видит, к какому эффекту это приводит.

Для ребенка познание мира и себя — невыразимое наслаждение, ощущение которого мы, к несчастью, утрачиваем в процессе взросления. Ребенок играет и экспериментирует со свои телом, ага, напряг здесь — полилось оттуда, или наоборот, не полилось, это ж здорово. И тут появляется кто-нибудь из родителей, и вместо того чтобы разделить детскую радость открытия, начинает в лучшем случае ворчать, а в худшем — и шлепнуть может.

И выясняется, что какать и писать надо только в горшок, и не тогда когда хочется, а тогда, когда посадят. И вот тут отцы и дети вступают в свой первый конфликт в борьбу за власть и контроль, в которой дети заведомо обречены на поражение. Состояние, когда ребенка контролируют, осуждают и заставляют вовремя исполнять требуемое, порождают у него чувство гнева. Это чувство вступает в конфликт с любовью к родителям и вытесняется в глубокие подсознательные слои психики. Конечно, не все родители делают это грубо и жестко, но так или иначе приучение к туалету — это первая ситуация, когда ребенок осознает, что не все в этом мире можно контролировать, не все зависит от его воли и желания.

Приблизительно к этому же относится и возникновение первого страха — быть наказанным за социально (в широком смысле этого слова) неприемлемое поведение. Страх, также как и любовь, способствует вытеснению гнева. А как мы помним, биохимическим основанием эмоции гнева является адреналиновый всплеск.

Еще раз мы сталкиваемся с неподконтрольной ситуацией, когда осознаем, что смертны. Обычно это приходит в возрасте 7—9 лет. Ужас, испытываемый при этом ребенком, сравним с ужасом приговоренного к расстрелу, за которым завтра в 6 утра придут. Иногда это осознание приходит после смерти и похорон кого-то из близких.

Выделяют  4 типа психологических травм детского возраста, оказывающих влияние на формирование  личностных особенностей и которые предрасполагают к развитию ПР:

  1. Драматические ситуации в детстве. Предполагается, что в этих случаях возникает возможность фиксации страха по типу импритинга (запечатления), который во взрослом состоянии при соответствующих условиях (сходной стрессовой ситуации) может внезапно возникнуть, сопровождаясь яркими вегетативными симптомами, то есть обусловить появление первой ПА
  2. Эмоциональная изоляция (депривация) возможна в тех семьях, где интересы родителей сугубо связаны с работой или другими обстоятельствами вне семьи. При этом ребенок растет в условиях эмоциональной изоляции при формально сохраненной семье. Либо оба родителя являются эмоционально холодными (шизоидными) личностями, не испытывают привязанности к ребенку, поэтому ребенка может воспитывать кто-то из ближайших родственников. Его связь с родителями нарушена. В других случаях, кто-то из родителей страдает серьезным психическим или физическим заболеванием, вся семья озабочена его здоровьем и временно забывает о ребенке. Еще один пример: сверхтребовательные родители, которые считают, что ребенок должен соответствовать определенным требованиям. Они тщательно следят за его образованием, ребенок много занимается музыкой, иностранными языками, спортом и так далее, при этом у него нет эмоционального контакта с родителями, они общаются с ним чисто формально. Пациенты, выросшие в таких семьях, постоянно испытывают повышенную потребность в эмоциональных контактах, и их устойчивость к стрессу существенно снижается.
  3. Сверхтревожное или гиперопекающее поведение. В таких семьях тревожность как черта поведения одного или обоих родителей определяет воспитание ребенка. Родители чрезмерно опекают и контролируют его здоровье, учебу, поступки. Тревога родителей проявляется при каждой неопределенной ситуации, выражается в постоянном ожидании опасности, несчастья и соответствующих запретах, которые они накладывают на поведения ребенка, дабы этого избежать. Если тревожный и опекающий родитель приводит ребенка-подростка на консультацию к психологу, то обычные жалобы будут заключаться в том, что он пассивен, мало общается со сверстниками, ничего не делает по дому, плохо учится. При этом поведение родителя будет активным и напористым, он говорит и думает сразу за двоих, не давая ребенку вставить слово и опережая его высказывания, вместо «я», употребляет часто «мы». Например: «мы пошли в школу», «мы не сделали уроки». «А кто за это отвечает?», — закономерно встает вопрос. При этом у ребенка в ответ на социальные ситуации, с которыми он не в состоянии сам справиться формируется ответное чувство тревоги, как наследственная стереотипная реакция на стрессовую ситуацию.
  4. Постоянная конфликтная ситуация в семье. Хронические конфликтные ситуации в семье, возникающие по разным причинам (психологическая несовместимость родителей, трудные материально-бытовые условия и так далее) создают в семье постоянную эмоциональную нестабильность. В этих условиях ребенок эмоционально вовлекаемый в конфликт, не может эффективно влиять на него, он убеждается в бесполезности своих усилий, у него формируется чувство беспомощности.

В таких ситуациях может формироваться, так называемая, обученная беспомощность. В будущем при тех или иных трудных ситуациях на основании прошлого опыта, пациент строит прогноз, что ситуация им не разрешима, возникает чувство беспомощности, что снижает его устойчивость к стрессу.

Про страх смерти стоить сказать, что он отображает инстинктивную портебность жизненных перемен. Метафорически это выражается «умереть таким каким я сейчас есть», для того что бы возродится настояним, новым, понимающим про себя и про свои неприятные трудности, желающим чего-то, возродится в неизбежности взросления себя как собственных импульсов. Можно сказать, что подсознание кричит, сигнализирует – «Ты не так живеш», « Ты живеш не своїй жизнью» и конечно сигнал этот имеет тревожный характер.

Чем катастрофичнее первая паническая атака оценивается пациентом, тем тяжелее течет заболевание и быстрее присоединяются другие фобические состояния, особенно агорафобия. Еще более осложняется прогноз при подкреплении медицинскими работниками катастрофической оценки панической атаки.

Многие пациенты, впервые испытав ужасающие симптомы паники, прибегают к скорой медицинской помощи. Госпитализация такого пациента по «скорой помощи» убеждает его в «серьезности» заболевания.ipohondrija 2

Трактовка пациентом панической атаки как проявления какого-либо соматического заболевания приводит к частым посещениям врача, консультациям у специалистов различного профиля, неоправданным диагностическим исследованиям и создает у пациента впечатление сложности и уникальности его заболевания.

Неверные представления пациента о сути заболевания ведут к появлению ипохондрических симптомов, способствующих утяжелению течения болезни. Хронизации панического расстройства также способствуют неадекватные и несвоевременные лечебные мероприятия.

Исходя из вышесказанного, панические атаки – не такое уж редкое явление. Я думаю, что практически каждый человек хотя бы раз в жизни сталкивался с ними и речь идет только о разной интенсивности их проявления.

Во многих случаях вполне возможно разобраться со своим внутренним миром самостоятельно. Но паническая атака к  этим случаям не относится, так как сам факт ее возникновения напрямую указывает именно на то, что человек полностью отчужден от себя и своих переживаний. Если человек выбирает процесс психотерапии — удается вернуть себя себе.

Более глобальный совет – не отчаиваться. Если осмелиться заглянуть в себя и честно посмотреть на свою жизнь, то эта черная полоса может стать взлетной.

Паническая атака — это острый приступ жизни. Уже хочется, чтобы жизнь продолжалась, чтобы двигалась дальше, а этого все никак не происходит. Величина испытываемого страха смерти всегда имеет непосредственное отношение к величине жизни, которая остается непрожитой, к той возможности которую мы можем упустить, ориентируясь на других, а не на себя.